Михаил Васильев (ortopas) wrote,
Михаил Васильев
ortopas

Category:

Сексуальность и Богопознание

Зло, по определению Максима Исповедника, это уклонение от Цели. А Цель есть Бог, достижение обожения, соединения с Богом, Божественной любви.

[Цитата]

Зло не было, не есть и не будет самостоятельно существующим по собственной природе, ибо оно не имеет для себя в сущих ровно никакой сущности, природы, ипостаси, силы или деятельности; оно не есть ни качество, ни количество, ни отношение, ни место, ни время, ни положение, ни действование, ни движение, ни обладание, ни страдание, так чтобы по природе созерцалось в каком-либо из сущих; оно вовсе не существует во всём этом по естественному усвоению; оно не есть ни начало, ни средина, ни конец, но, - обнимая всё единым определением, - зло есть недостаток деятельности присущих естеству сил в отношении к их Цели и решительно не есть что-либо другое. Или еще: зло есть неразумное движение естественных сил, руководимых ошибочным суждением, чему-либо иному помимо Цели. Целью же я называю Причину сущих, к Которой естественно устремляется всё.


Любовь, по слову того же Максима, есть благое расположение души, по которому она ничего из существующего не предпочитает познанию Бога. В такое любительное настроение невозможно придти тому, кто имеет пристрастие к чему-либо земному.

[Цитата]

1. Любовь есть благое расположение души, по которому она ничего из существующего не предпочитает познанию Бога. Но в такое любительное настроение невозможно придти тому, кто имеет пристрастие к чему-либо земному.

2. Любовь рождается от бесстрастия; бесстрастие от упования на Бога; упование от терпения и великодушие, сии последние от воздержания во всем; воздержание от страха Божия, страх от веры в Господа.

3. Верующий Господу боится адских мук. Страшащийся мук воздерживается от страстей. Воздерживающийся от страстей терпеливо переносит скорби. Претерпевающий скорби возымеет упование на Бога. Упование на Бога отрешает ум от всякого земного пристрастия. Отрешенный от сего ум возымеет любовь к Богу.

4. Любящий Бога предпочитает познание Бога всему от Него сотворенному, и непрестанно прилежит к тому с вожделением.

5. Если все сущее существует чрез Бога и для Бога; Бог же лучше всего чрез Него получившего бытие: то Бога оставляющий и занимающийся низшими предметами, показывает тем, что он предпочитает Богу то, что стало быть чрез Него.

6. Чей ум прилеплен к Богу любовью, тот ни во что ставит все видимое, даже самое тело свое как бы чужое.

Если сопоставить эти две фразы, то можно сделать ошибочный вывод, что брак есть зло, так как в браке возникает пристрастие супругов "к чему-либо другому" (друг ко другу), а значит, человек уклоняется от Цели.

Ошибочность этого вывода очевидна, так как подобное мнение в первые же века существования Церкви было анафематствовано как еретическое. Кто учит, что брак - зло, тот не может быть членом Православной Церкви (а тем более быть канонизированным как святой).
Но если брак не есть зло, то и пристрастие супругов друг ко другу не является уклонением от Цели. А значит, это их взаимное пристрастие ведет к достижению Цели. Это может казаться парадоксом, но здесь есть логика: никакой путь к цели не есть цель самого себя, однако же он ведет к достижению цели.

В этом принципиальное отличие супружества от монашества.
Монашество прямо стремится к бесстрастию, сразу начинает с отречения от всего земного. В этом и смысл монашества. Само супружество не есть Цель, оно лишь путь к Цели. В брак вступает человек уже страстный. В супружестве страсти не возникают, но особым образом трансформируются. И цель православного супружества - привести человека к бесстрастию через правильным образом организованную страсть.

Далее у нас и пойдет разговор о том, как правильно организовывать супружескую страсть, чтобы она была не препятствием, но напротив, этапом Богопознания.

Чтобы разобраться в этом, необходимо прежде всего различать естественные страсти и противоестественные. Противоестественная страсть влечет человека ко греху и по сути своей является следствием греха, результатом действия дьявола и инструментом его господства над человеком.
Но и естественные страсти, хотя их и именуют "естественными", вовсе не обязательны в человеке, так как они не были сотворены вместе с человеческим естеством.

[Цитата]Страсти эти, как и прочие, первоначально не были созданы с естеством человека, иначе бы они входили в определение этого естества. Научившись от великого Григория Нисского, я говорю, что они были внедрены в человеческое естество вследствие отпадения от совершенства, приросши к неразумнейшей части естества. Чрез них-то вместо божественного и блаженного образа тотчас вместе с преступлением заповеди стало явным и отчетливо видным в человеке подобие неразумных животных. Ибо надлежало, чтобы с помрачением достоинства разума человеческое естество заслуженно получило наказание от тех самых признаков неразумия, какие оно привлекло к себе по доброй воле.
(Максим Исповедник)


Естественные страсти действуют в человеке вследствие первородного греха, но могут по мановению Бога и останавливать своё действие, на чем и основана сама возможность монашеского пути как особого дара Христа некоторым особо избранным для этого людям. (Он же сказал им: не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит.) В этом и состоит суть монашеского пути.

Но далее в том же тексте Максим Исповедник говорит, что и естественные страсти становятся прекрасными через употребление их теми, кто пленяет всякое помышление в послушание Христу.

[Цитата]...у усердных в добродетели и страсти становятся прекрасными, когда те, мудро отстранив их от телесных вещей, направляют их на стяжание небесных благ. Например, когда они желание делают стремительным движением духовного влечения к божественному, наслаждение - благодатной радостью деятельного восхищения ума божественными дарами, страх - предохранительным попечением против будущего наказания за грехи, печаль- исправительным покаянием в настоящем зле. Короче говоря, подобно мудрым врачам, которые телом ядовитого зверька ехидны уничтожают настоящее или угрожающее заражение, усердные в добродетели пользуются этими страстями для уничтожения настоящего ил ожидаемого зла и для приобретения и сохранения добродетели и ведения, Итак, эти страсти, как я сказал, становятся прекрасными через употребление их теми, кто пленяет всякое помышление в послушание Христу.

В этих словах нам указан принцип, каким образом использование естественных (не греховных!) страстей может стать путем к Богу: для этого надо пленять всякое помышление в послушание Христу. Тогда-то привязанность супругов друг ко другу превращается в привязанность их к Богу, а супружеская их любовь - первой ступенькой, этапом на пути к Божественной любви, подобно тому как для монахов такой ступенькой становится отречение от мира.

Если бы древние Отцы оставили нам мирянам подробное описание нашей мирской Лествицы, подобное тому, которое они составили для Лествицы монашеской, то сама история Церкви могла бы сложиться иначе, как и история всего христианского мiра. Но Отцы не могли оставить нам такого описания, так как в супружеской жизни основную роль играют вещи интимные, мало приспособленные для публичного обсуждения.

При обсуждении другой моей статьи ув. a_longway поставил вопрос таким образом:

По какой-то причине свв. Отцы не посчитали нужным подробно раскрывать данный вопрос, как например, это сделано в Вашем журнале. На Ваш взгляд, это может быть связано с тем, что мы стали слишком глупы, чтобы понимать очевидные вещи?

На самом деле эти вещи не так уж очевидны. Свободное отношение к сексу - следствие высокой культуры и цивилизации. Примитивные народы, вопреки распространенному заблуждению, относятся к сексу вовсе не свободно; они опутаны множеством предрассудков и всякого рода табу.

Мне представляется, что история вопроса такова.

Христианство было принято в качестве официальной религии в античной Римской Империи, в которой отношение к сексуальности и браку было очень свободным. Такая свобода - палка о двух концах. Подобно ножу, она становится убийственной, когда обращается на блуд - и спасительной и естественной, когда ограничивает себя рамками законного брака. Потому в Античности всё, что требовалось от проповедников Христианства - это убедить христиан сохранять верность в браке, вот и всё. Всё остальное - то, что мы сегодня с таким трудом осмысливаем - было естественным следствием сексуальной свободы и полной открытости в этих вопросах, характерной для античных Рима и Греции. Затем дьявол внес в этот вопрос свои коррективы, мало-помалу привнеся в христианское мировоззрение элементы спиритуализма, так что на протяжении Средних Веков, в связи с упадком Античного просвещения, в христианской культуре воцарилось нездоровое псведомонашеское ханжество в отношении к сексуальности. Которое, по сути своей является возвращением к дикости, свойственной примитивным культурам предрассудков и табу. Однако сегодня, после сексуальной революции на Западе, мы снова оказываемся как бы в Античности - в тех же примерно условиях, что и две тысячи лет назад. И потому нам нетрудно восстановить, как относились к теме секса и брака христиане Античности.

Да и при описании монашеского пути Отцы многое подразумевали, не доверяя бумаге, как на то указывает великий из современных подвижников:
[Цитата (много букв!)]Древние святые отцы, великие творцы умного делания, писали о молитве Иисусовой много. Но они начинают с описания высоких степеней созерцательной молитвы, пишут о молитве умно-сердечной самодвижной, опуская предыдущие начальные уровни. Только редкие из них касаются молитвы умно-сердечной деятельной и сопровождающих ее мечтательных искушений. При этом все отцы пишут кратко и прикровенно, и вот по какой причине.
Когда святые отцы писали об Иисусовой молитве, тогда опытно знающих делателей было много и не было нужды подробно описывать начальные стадии, так как было кому наставить. Кроме того, прочесть писания мог и неподготовленный человек, а пользу извлечь мог лишь готовый. Потому отцы писали кратко и прикровенно. Готовый и в кратком описании поймет нужное, а неготовый не повредит разума своего. Не все понимают, что молитва духовная начинает действовать в человеке только после того, как он приступает ко всецелому исполнению воли Божьей. До этих пор молитва бывает лишь деятельной. Горько ошибается тот, кто принимает ее за духовную. Если неоконченное еще делание плотского ума принимается за духовное, то это есть прельщение и горе.
В настоящее время опытных делателей почти не осталось. Всякий, возжелавший творить молитву, уже в самом начале подвергается сомнениям в правильности и успешности своих действий. Потрудившись немного и не усмотрев желанных плодов, он оставляет это священное дело, а иногда даже хулит его. Так удаляется человек от обладания небесным разумом, явленным на земле Христом: «возсия мирови свет разума». А утрата эта обрекает на погружение в тот умственный мрак, в котором человечество пребывало до пришествия Христа. Когда утрачена способность разумно славить Бога, тогда славословят одним языком, а слова без участия разума не возжигают сердце, но угашают его.
Так я, при всей моей немощи, плача и сокрушаясь от бессилия своего, все же сильно желал, чтобы продолжалось разумное прославление Бога, чтобы не уменьшалось, а росло число уготовляющих свои сердца в жилище Богу. Всем жаждущим истинно славить Бога я дерзнул предложить сии слова не в качестве наставления, ибо вы сами разумнее меня, но в виде братского совета, делясь тем, что имею по бедности моей.


Таким образом, только в наше безумное время появляется нужда в том, чтобы откровенно говорить то, что людям Античности казалось и очевидным, и неудобным для публичного обсуждения: интимные подробности супружеской жизни. Но приступать к этой теме нужно аккуратно, издалека, почему я нахожу нужным вновь повторить своё предупреждение: предлагаемые здесь практики существенным образом основаны на участии в церковных таинствах и искреннем исповедании православной веры и пользуются благодатным покровом Церкви. Автор не несет ответственности за последствия, к которым может привести попытка следовать его рекомендациям со стороны тех лиц, которые находятся вне Церкви, а равно и вне законного церковного брака.

Но и православным супругам, которые хотят познакомиться с этим материалом, следует соблюдать несколько простых правил. Во-первых, читать эти статьи нужно "сверху вниз" или "справа налево", то есть, "задом наперед", если исходить из дат, которыми помечены эти материалы. Следует воспринимать этот журнал как цельное произведение, а отдельные статьи как его главы. Все даты публикации фиктивны, они используются лишь для регулировки порядка расположения текстов. Вначале следует читать статьи, датированные более поздним сроком. Затем — более ранним. Таким образом, все статьи расположены как раз в том порядке, в каком они и должны быть восприняты читателем.
Некоторые статьи не следует читать во время поста и супружеского воздержания; они отмечены специальными спойлерами. Детям, равно как и всем лицам, находящимся вне законного брака, рекомендуется эти тексты вообще не читать.
В идеале, читать каждую следующую статью следует лишь после полного осмысления и усвоения предыдущей.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments